Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта



Наш опрос

Считаете ли Вы престижной службу в армии РФ в данный момент?
Всего ответов: 27


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » Отношения

Дедовщине надо уступать?
17.10.2011, 11:33
Следствие установило вину сослуживца и командира части, где повесился солдат-срочник. Прокурор «ускорил» затянувшийся процесс, сняв основные обвинения
17.10.2011

На прошлой неделе Любовь Петрова, мама солдата-срочника, найденного год назад повешенным в части, пошла на отчаянный шаг. Она обратилась с открытым письмом не к структурам власти, а к родителям российских солдат.
Только что в Южно-Сахалинске завершился суд над теми, кто довел ее сына до самоубийства. Хотя суда как такового и не получилось. Главным образом потому, что прокурор Дмитрий Михайлов, представлявший сторону обвинения, продемонстрировал редчайший для прокурорского ведомства акт гуманизма. Он попросту, без лишних сомнений, отказался от обвинений.
Алексей Петров проходил срочную службу в военной части № 71435 на острове Кунашир. Остров Кунашир — это конец России (в географическом смысле слова). В данном конкретном случае география имеет значение.
В результате расследования на скамье подсудимых оказались двое: рядовой Меджидов и капитан Важновский, непосредственный командир Алексея. Следствие установило, что Меджидов регулярно отбирал у Петрова деньги и вещи, которые присылали из дома. Он обвинялся по ч. 1 ст. 161 («Грабеж») и ст. 110 УК РФ («Доведение до самоубийства»). Доведение до самоубийства «тяжелее» грабежа, так как срок наказания по этой статье больше. В общей сложности подсудимому Меджидову грозило 7,5 года колонии.
Капитан Важновский обвинялся в том, что избивал рядового Петрова. За то, к примеру, что «рядовой Петров слишком медленно складывал вещи». Важновскому вменяли превышение должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия (пункты «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ — до 10 лет лишения свободы).
Адвокаты подсудимых придумали уникальную линию защиты: в сторону смягчения наказания подсудимых говорило само географическое положение Курил и острова Кунашир, в частности. Чтобы добраться до Кунашира, нужно лететь 15 часов, а потом плыть. Плохая погода (не редкость для Курил) может изолировать остров на несколько суток. Ни одно из шести судебных заседаний по делу о смерти рядового Петрова на острове Кунашир так и не состоялось. Причина — неявка адвоката подсудимого Меджидова (нанятого, между прочим, государством). Государственному защитнику все время что-то мешало появиться в суде. Единственные, кто исправно прилетал и доплывал до Кунашира, — это мать Леши Петрова и юристы очень принципиального фонда «Право матери», защищающие родителей погибших солдат в любых условиях (погодных ли, географических или экономических).

В Южно-Сахалинске, куда правосудие перенесли исключительно ради удобства адвокатов подсудимых, суд наконец начался и… стремительно закончился. Помимо географического аспекта (только билеты на самолет до Южно-Сахалинска стоят больше 17 тысяч рублей) адвокаты подсудимых «включили» уже более профессиональные приемы для торможения судебного процесса. Для защиты Меджидова был нанят второй защитник. Ему по закону потребовалось время для ознакомления с материалами дела. Адвокаты подсудимых отказывались оглашать протоколы допросов свидетелей (сослуживцев Алексея) и требовали, чтобы в суд были доставлены бывшие срочники части № 71435, давно демобилизовавшиеся и разлетевшиеся по всей стране. Для государства судебный процесс по банальному делу (всего-то самоубийство очередного срочника) становился чрезвычайно разорительным (расходы свидетелей оплачивает именно государство).

Тем не менее государство (в данном случае суд и сторона обвинения) должно было сцепить зубы и выполнить в рамках разумности и состязательности требования адвокатов, пресекая совсем уж наглое поведение защиты.
Но обвинение пошло иным, прямо скажем, нетрадиционным путем. 4 октября прокурор Михайлов без мотивировки отказался от обвинения подсудимого Меджидова по самой тяжкой статье «Доведение до самоубийства». Тем самым он фактически выступил в защиту преступника. Адвокаты подсудимых тут же согласились на ускорение суда и ускорились до такой степени, что в тот же день Курильский гарнизонный военный суд вынес приговор. Подсудимый Меджидов получил 3 года колонии-поселения, а подсудимый Важновский вместо 10 лет колонии — 1 год. Причем без лишения звания и должности.

Обращение к журналистам и родителям призывников матери погибшего солдата Петровой Любови Петровны:

Я, Петрова Любовь Петровна, - мать погибшего солдата срочной службы Петрова Алексея Александровича, 21.02.92 года рождения. Своим обращением в СМИ хочу высказать наболевшее.

Скоро год как нет с нами нашего мальчика. Погиб Алексей при прохождении срочной службы в войсковой части 71435 в Южно-Курильском районе Южно-Сахалинской области, на острове Кунашир. Опознание проходило в Хабаровске, я туда летала. От увиденного холодела душа. Мне до сих пор не дает покоя, какие садистские издевательства пришлось терпеть ребенку, какую боль и унижения. Такое ощущение - это не армия, а Гулаг, где процветают издевательства, насилие и вымогательство.

Наш случай не первый и, к сожалению, не последний. Как остановить беспредел, творящийся в армии, ведь мы, родители, отдаем государству на службу самое дорогое - наших детей, а получаем искалеченные души молодых парней, инвалидов и - самое страшное - это получить груз-200, а главное, что никто не хочет нести ответственность за содеянное. А раз нет ответственности, значит, будут продолжаться убийства, унижения, вымогательство.

Во время прохождения службы Алексей просил выслать денег. 1 сентября 2010 года я отправила ему перевод на 3 тысячи рублей. В начале сентября отправили посылку, в которой был новый телефон, но потом узнали, что ни денег, ни телефона у него нет. Последний раз Алексей звонил нам 23 октября 2010 года, а 30 октября, утром позвонил командир батареи (так он представился, не называя фамилии) и сообщил, что Алексей сбежал из части и его не могут найти. Затем стали путать даты исчезновения. В это время на острове с визитом находился Д.А. Медведев, 5 ноября нам сообщили, что нашли Алексея повешенным на дереве недалеко от воинской части. По факту гибели было заведено уголовное дело. Подозреваемыми были названы командир батареи капитан Важновский В.В. и рядовой Меджидов И.М.

Первое судебное заседание было назначено на 29 июля 2011 года. Мы и наш представитель из Фонда «Право Матери» прилетели в Южно-Курильск. Суд не состоялся из-за неявки адвоката Меджидова, так как она была в отпуске. Заседание переносили еще 5 раз.

Первое судебное заседание состоялось 27 сентября 2011 года. 4 октября Курильский гарнизонный военный суд приступил к прениям сторон. Неожиданно в прениях прокурор Михайлов Дмитрий Владимирович отказался от обвинения Меджидова И.М. по ст. 110 УК (доведение до самоубийства) и попросил исключить данную статью из обвинения Меджидова И.М. Мы были в ужасе: человек, который должен отстаивать интересы потерпевшей стороны, обвинять подсудимых, своей речью выступил в защиту обвиняемых. В результате судья Попенко Евгений Евгеньевич огласил приговор: Меджидов И.М. получил 3 года колонии-поселения по ч. 1 ст. 161 (грабеж) (статья 110 УК была исключена).

Важновский В.В. по п. <а>, <в> ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий) УК РФ, получил один год лишения свободы общего режима без лишения должности и звания. Учитывались его смягчающие обстоятельства, среди них и положительная характеристика. Однако ранее в суде были оглашены документы, отрицательно характеризующие Важновского В.В. В 2010 году до случая гибели нашего сына у него имелись два взыскания: июль 2010 года – «за низкий уровень воинской дисциплины и грубые дисциплинарные поступки, допущенные в подразделении»; сентябрь 2010 года – «за допущенные недостатки в индивидуальной работе, приведших к правонарушению в подчиненном подразделении». У Меджидова И.М. смягчающее обстоятельство – «с полутора лет воспитывался без матери». Разве дает право тем, кто воспитывался в неполных семьях, унижать другого человека, издеваться и заниматься вымогательством? Разве это является «смягчающим» обстоятельством???

Мы считаем такой приговор просто унижением и насмешкой над нашими чувствами, чувствами родственников, друзей и близких. Такой приговор поощряет неуставные отношения, беззаконие и безнаказанность. Возможность уйти от ответственности за содеянное будет порождать новые преступления.

Уважаемые родители, дети которых должны пойти на службу в армию, хорошо подумайте, нужно ли это испытание вам и вашему сыну? По телевизору показывают, как хорошо в воинских частях, порядок, кормят хорошо и вкусно, а что творится за кадром - одному богу известно. Сейчас Ваш сын веселый и здоровый, а может вернуться из этого Гулага со сломанной душой, инвалидом, или - не дай Бог, как у нас, - в гробу.
***

Мать погибшего Алексея Петрова просит российских журналистов поддержать ее и распространить это обращение через СМИ. За дополнительной информацией обращайтесь в Фонд «Право Матери» по телефону: (495)-606-05-81.

Категория: Отношения | Добавил: Zvezda_nn | Теги: обращение матери, смерть солдата, неуставные отношения в армии
Просмотров: 4302 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Армия Государства Российского © 2011-2017