Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Mister, Serge, sly_fox, maket  
Военный форум » Обо всем по немногу » Новостная лента » ГЕОПОЛИТИКА
ГЕОПОЛИТИКА
Serge
Дата: Вторник, 13.10.2015, 14:58 | Сообщение # 1                                                                                                                                      
Генерал-лейтенант
Группа: Модератор
Сообщений: 559
Статус: Offline

Часть I

После Первой Мировой войны люди сели, покурили, крепко призадумались и решили: не, братцы, так дело не пойдёт. Гляньте, каких дров наломали. Сдуру. Нельзя такое важное дело, как отношения между государствами, пускать на самотёк. Чревато. И создали целую науку, специально занимающуюся изучением этого вопроса – Международные Отношения. Это по-русски она так называется, а поскольку создали её англосаксы, то по-англосаксонски это – International Relations (Интернациональные Отношения). Это более правильное название, чем русский перевод: ведь во внешней политике отношения между собой выстраивают не народы, а государства. Именно – современные государства, государства эпохи Модерна. А это – государства-нации.

Народ и нация – это не одно и то же. Мало того, это понятия альтернативные: либо одно, либо другое. Сосуществовать они не могут. Никак.

Народ – это общность людей, объединённых общей культурой, языком, религией, историей. То есть, идентичность народа включает в себя множество составляющих. Представитель народа разделяет эту коллективную идентичность со всеми остальными представителями своего народа, она их объединяет. Народ может весь вмещаться в одном государстве, а может быть разделён государственными границами на несколько частей – ну вот как русский народ, например. А в одном государстве могут находиться разные народы. То есть, народ и государство – это не одно и то же.

Нация же есть совокупность граждан государства. Причём, эти граждане мыслятся как индивидуумы, лишённые какой бы то ни было коллективной идентичности, кроме одной-единственной – принадлежности к этому государству. Ни этническая, ни религиозная, ни какая-либо ещё идентичность не признаются и не принимаются во внимание. У всех граждан Франции, например – негров, арабов и самих французов – одна национальность: все они – французы. Такое государство называется Etat-Nation – Государство-Нация. Все государства эпохи Модерна, эпохи Нового Времени, считаются государствами-нациями.

Так вот. Наука International Relations (Международные Отношения) считает все государства государствами-нациями, и строит все свои теории, исходя именно из этой предпосылки. Не народы взаимодействуют между собой, а именно нации – государства-нации. Поэтому русское название – Международные Отношения – в корне неправильно. Оно сразу вводит нас всех в заблуждение относительно сути такого явления как международная политика.

То есть. Международная политика исходит из того, что акторами, действующими лицами, являются именно государства-нации.

А вот геополитика исходит из того, что акторами мировой политики являются не государства, а цивилизации. Причём, не все, имеющиеся в наличии – европейская, китайская, индийская и т.д. – а две метацивилизации: цивилизация Суши и цивилизация Моря.

Что они из себя представляют и откуда взялись?

Своё начало геополитика берёт в представлении о пространстве. Это сейчас мы все знаем, что пространство изотропно, то есть бескачественно: ни одна его точка ничем не отличается ни от одной другой – все одинаковы, где бы они ни находились. Спасибо Ньютону, растолковал.

А вот раньше, до Ньютона, все знали совершенно противоположную вещь: что пространство анизотропно, то есть, любая его точка отличается от любой другой. Это качественное пространство.

Так вот, исходя из предпосылки о качественности пространства, люди утверждали, что то, как происходит некое событие, и сама причина этого события зависит от того, где это событие происходит. И даже до того договорились, что даже два одинаковых по видимости события, но происходящие в разных местах, имеют разное значение.

Так вот, в основе геополитики лежит идея о качественном пространстве. Взять человека: у всех две руки, две ноги, голова, в которой даже иногда бывают мозги. Но в разных местах люди разные: разные этносы, разные языки, разные причёски и т.д. Наука геополитика полагает, что ландшафт влияет на то, как люди объединяются, какие выстраивают между собой взаимоотношения. Какой вид деятельности предпочитают: кто-то рыбу ловит, кто-то поле пашет, кто-то скот разводит, кто-то бамбук курит и т.п.

Суша – это земная твердь. Она стабильна, постоянна, надёжна. Не подвержена видимым изменениям: как гора стояла тысячу лет, так и ещё не одну тысячу лет простоит. На суше человек строит дом. Дом прочный, надёжная защита от стихии – от холода, дождя, снега, от диких зверей. На суше человек возделывает землю, собирает урожай – он привязан к земле, она его кормит.

Море же – зыбкое, изменчивое, ненадёжное. Оно постоянно в движении, оно текуче. На море у человека нет дома, там – корабль. Он ненадёжен: его качает, бросает из стороны в сторону, в бурю может вообще потонуть. Корабль плывёт, он всегда в движении. Запасы воды и продовольствия ограничены, нужно успеть добраться до берега. Человек кочует от одного берега к другому. Хэлфорд Макиндер, один из основоположников геополитики ввёл термин – кочевники моря, разбойники моря (не гнушались ведь разбоем).

Стихия суши и стихия моря оказывали на людей соответствующее воздействие, формируя разные модели мировоззрения, разные системы ценностей. Так и возникли два типа цивилизации: цивилизация Моря и цивилизация Суши. Или, для краткости, просто: Суша и Море.

Море: предпочитает осваивать лишь береговую зону, не проникая в глубь суши; утверждает динамичность и подвижность в качестве главных ценностей, поощряет инновации, открытия, обмен, торговлю, финансы; развивает капитализм, демократию, либерализм, права человека и т.п.

Суша: берёт своё начало в удалённых от берегов землях; формирует жёсткие иерархические общества мужского, воинственного типа на основе строгого подчинения, идеалов доблести и чести, преданности и верности; благоприятствует становлению империй с высоким уровнем сакрализации центральной власти (царь – помазанник божий) и военизации широких слоёв населения (как один человек, весь советский народ за любимую Родину встанет); препятствует инновациям консервативными установками в культуре.

И хотя Море тоже создало Британскую Империю, но это совсем другой тип империи, чем, например, Российская Империя (Суша). Морская империя относится к захваченным землям как к колониям, которые никогда не уравниваются в правах с метрополией. Она рассматривает своё пребывание на этих землях как временное. Поэтому её задача – выкачать за это время из колонии как можно больше богатств. Она не развивает захваченные территории, а просто обирает их до последней нитки.

А вот сухопутная империя относится к захваченным землям, как к своим провинциям. То есть, они уравниваются в правах со всеми остальными провинциями империи: так же, как и другие, платят налоги в казну, но зато и центральная власть вкладывает средства в их развитие и подтягивает их до общеимперского уровня. Кстати, такое присоединение бывает в экономическом отношении даже в убыток метрополии.

Как отмечают западные социологи, например вот Грузия и Эстония сильно выиграли от присоединения к России: Грузия вообще была на грани уничтожения, а эстонцы не поднимали головы под германским и шведским владычеством. В составе России Грузия не только сохранилась, но и стала процветать, дав в свою очередь Империи выдающихся своих сынов. Да за одного товарища Сталина нужно ей сказать большое спасибо.

А Эстонию Россия просто создала. Не было никогда никакой Эстонии. Никогда и никакой. Правда, вот товарища Сталина Эстония не дала. Ну, бывает.

В общем, долго ли, коротко ли, а образовались в конце концов две цивилизации, две империи, организованные по различным выкройкам, преследующие противоположные стратегические цели и основанные на альтернативных по отношению друг к другу цивилизационных и культурных принципах: Британская Империя (Море) и Российская Империя (Суша). И началась в XIX веке так называемая Большая Игра – борьба Британии против России.

Причём, если Британия уже в то время руководствовалась в своих действиях принципами геополитики, то Россия долгое время была не в курсе дела и в своих действиях этими принципами не руководствовалась.

Продолжение последует, но пока нужно понять вот что: геополитика всегда оперирует вот этими двумя концептами (научными понятиями): Суша и Море. Если эти два концепта не имеются в виду, то никакой геополитикой в этом случае и не пахнет.

Прикрепления:






 
Serge
Дата: Суббота, 24.10.2015, 14:20 | Сообщение # 2                                                                                                                                      
Генерал-лейтенант
Группа: Модератор
Сообщений: 559
Статус: Offline

Часть II

Пожалуй, наибольший вклад в развитие геополитики внёс Хэлфорд Макиндер, представитель высшей английской военной аристократии. В 1918-1919 годах он выполнял функцию Высшего британского комиссара по делам Антанты на Украине, так что знал то, о чём писал, не понаслышке.

Ему принадлежит заслуга создания геополитической топики – карты, которая показывает взгляд на планету с точки зрения геополитики. Это сложная, многослойная карта. Первый её слой составляет географическая карта: материки, океаны, моря, пустыни, горы, реки, леса, озёра, и т.д. Это карта естественных сред, она показывает границы между сушей и морем, лесами и горами, бассейны рек, равнины. Эта карта более-менее неизменна.

На этот первый слой накладывается второй слой – политическая карта, на которой показаны государства, их границы. Многие политические границы совпадают с географическими границами: политические границы могут проходить по реке, по горной гряде, по морскому побережью; а многие не совпадают, некоторые просто очерчены по линейке, произвольно. Эта карта менее неизменна: государства могут поглощать одно другое или, наоборот, распадаться на несколько отдельных государств. Государственные границы представляют собой чёткую линию. Они могут меняться с изменением политической ситуации.

На эти два слоя накладывается третий слой – цивилизационная карта. Границы цивилизаций не совпадают с границами государств: многие государства входят в одно и то же цивилизационное пространство. Цивилизаций гораздо меньше, чем государств. Границы цивилизаций представляют собой полосу, то есть, имеют некоторую ширину, они размыты. Граница представляет собой смешение одной цивилизации с другой, соседней.

В принципе, количество слоёв можно увеличить: можно добавить экономическую карту, военно-стратегическую и т.п., но эти дополнительные слои будут производными от этих основных. Так вот, наука геополитика при оценке геополитической ситуации учитывает все эти слои.

Хэлфорд Макиндер добавил к этой карте ещё один слой – чисто геополитический: он произвёл районирование территории планеты в соответствии с принципами цивилизационного дуализма Суши и Моря (как геополитических, а не географических концептов).

Всю Евразию Макиндер назвал Мировым Островом, вокруг которого расположены два полумесяца: океанический, в общих чертах соответствующий зоне британского господства (Моря), и малый полумесяц, расположенный по кромке Мирового Острова. В центре Мирового Острова находится зона Хартланд (heartland) – ядро цивилизации Суши. Географически это европейская часть России.

Море видит своей задачей овладение Хартландом.

Здесь большое значение придаётся именно береговой зоне – малому полумесяцу. Установление контроля над береговой зоной – Римландом (rimland) – со стороны цивилизации Моря позволяет удерживать Сушу в её удалённых от тёплых морей границах и позволяет создать и поддерживать планетарное господство Моря (Sea Power – морское могущество).

Поэтому именно Римланд – окаёмочная земля – становится основной ареной мировой политики. А геополитический смысл этой политики можно определить как нескончаемую битву за Римланд.

Россия всю свою историю стремилась выйти к тёплым морям – сколько с турками воевали за проливы. А Британия всё время стремилась запереть Россию: как только Россия протягивала руку к Босфору, так тут же получала сильнейший удар – Крымская война или, ещё хлеще – Февральская революция 1917 года.

Беда в том, что Россия тянулась к тёплым морям инстинктивно, бессистемно, а Британия действовала концептуально, на строго научной основе. Владела, что называется, методологией и технологией.

Резонный вопрос: а почему так случилось, что Британия понимала законы геополитики, а Россия не понимала? Дурнее, что ли? Нет, не дурнее. А тогда почему? А вот почему.

Дело в том, что цивилизация Моря возникла не так давно. То есть, вот смотрите. Жили себе люди, поживали, и знать не знали ни цивилизации Суши, ни Моря. Всё было – одна сплошная цивилизация Суши. Но так как противопоставить её было нечему, то она и не самоидентифицировалась как таковая, как Суша. Не было для этого причины, не было альтернативы.

И вот, когда мореплавание более-менее развилось, когда научились люди строить корабли, на которых можно совершать длительные путешествия, стали образовываться некоторые прибрежные культуры, которые стали приобретать те черты, определяющие цивилизацию Моря, о которых было написано в первой части.

И вот что получилось. Те, кто изменились, трансформировались в сторону Моря, стали замечать своё отличие от остальных. То есть, стали самоидентифицировать себя как нечто отличное от остального мира, как нечто аномальное. Они первыми это заметили.

А все остальные так и продолжали жить себе да поживать как ни в чём не бывало. Носители духа моря им не нравились, они с ними воевали, но они и с другими всё время воевали, между собой. То есть, они видели в них просто врагов, а не чуждую цивилизацию.

Центр цивилизации Моря – Sea Power (морского могущества), талассократии (власти цивилизации Моря) – в течение истории менял свою локализацию. Лично я весьма скептически отношусь ко всем россказням относительно древнейшей истории, но, придерживаясь академичности изложения теории, перечислю все её исторические центры.

Зародилось это всё в Афинах, с которыми всю дорогу воевала Спарта. Причём, сами афиняне понимали тлетворное воздействие на общество морского образа жизни: порт, подгулявшие матросики, портовые шлюхи, контрабанда, моральное разложение и все прочие прелести. Платон, будучи жителем Афин, как и многие другие афинские философы, считал, что политическое устройство Спарты гораздо лучше.

Дальше эстафета талассократии перешла к Карфагену, с которым, в свою очередь, вёл нескончаемые войны Рим. Согласно исторической байке, некто Катон Старший, римский полководец и политик, заканчивал каждую свою речь в Сенате словами: «Карфаген должен быть разрушен!» Что, в конце концов, и случилось. Как тут не стать суеверным.

Далее эстафетная палочка талассократии перекочевала к итальянским городам-государствам: Генуе, Пизе, Венеции. Хотя были её лучшие представители богаты, но в военном отношении – не сильны, а потому были в конце концов изгнаны тёмным народишком прочь. Изгнанники – группа талассократических товарищей – нашли себе приют в Голландии, где уже утвердились основательно, обрели силушку богатырскую и стали завоёвывать себе колонии. Но поскольку в окружении недоброжелательных соседей было неуютно, то группа товарищей приняла решение перебраться на, как бы сейчас выразились, непотопляемый авианосец – Британские острова. И вот оттуда уже стали подминать под себя мир. Более-менее подробно можно почитать об этом в рубрике «Занимательная экономика»:

http://www.ofizer.ru/forum/92-720-1

Продолжение опять последует, а пока, забегая вперёд, скажу, хотя и так всем уже ясно, что в настоящее время центр цивилизации Моря находится в США – на ещё более непотопляемом авианосце.

Прикрепления:






 
Serge
Дата: Понедельник, 30.11.2015, 15:24 | Сообщение # 3                                                                                                                                      
Генерал-лейтенант
Группа: Модератор
Сообщений: 559
Статус: Offline

Часть III

Турки сбили российский бомбардировщик. Казалось бы, зачем? Ну чистый же идиотизм! Не станем же мы верить россказням про то, что они будто бы осерчали на нас за бомбёжки покупаемой ими у ИГИЛовцев по дешёвке нефти и решили нас таким образом наказать. Во-первых, от этого что – бомбёжки ИГИЛовской нефти прекратятся? Да в десять раз усилятся. А во-вторых, понятно же было, что за этим последует всё то, что и последовало. То есть, опять же выходит, что для такого действия нужно быть идиотами. Отсюда следует: либо нам придётся признать тот факт, что правительство Турции внезапно свихнулось, либо нам придётся пожать плечами и признаться: ниччё не понимаю.

Вот лично мне не верится в дурость турецкого правительства. А потому предлагаю попытаться разобраться: почему и зачем это было сделано?

Поскольку взгляд на политическую карту мира не проливает света на данную проблему, то мы эту карту снова отложим в сторону (прямо вот какая-то бесполезная карта) и взглянем на цивилизационную карту. Ну, мотивчик появляется: защита союзника от вражеских бомбардировок. Но опять же, понятно, что акция эта – единичная. То есть, сильного врага нажили, а толку – пшик. Снова явственно запахло идиотизмом. С чего начали, к тому и пришли. Да что же это такое-то!

А вот если мы уберём в сторонку и эту карту, а вместо неё окинем взором карту геополитическую, то моментально всё становится ясно. Всё и сразу.

У России нет выхода к тёплым морям. Это научный факт. Пока в древности все жили одинаково бедненько, но чистенько, никакой ущербности от этого не ощущалось. Производственные отношения были примитивны, производили мало, масштабы торговлишки были мизерными. Чтобы продать свою пеньку, далеко можно было не ездить: сплавали из варяг в греки и обратно – и достаточно.

Но вот когда с эпохой великих открытий возник капитализм, и производственные отношения понеслись с места в карьер, значение торговли подпрыгнуло до заоблачных высот. И вот тут мы оказались позади планеты всей: посуху таскать товары, во-первых, тяжело, во-вторых, долго, в-третьих, пошлины. В-четвёртых, всё время же с кем-то приходится воевать – а значит, в ту сторону уже не поедешь. Крутись как знаешь.

А моря все, как назло, северные: там и плыть-то некуда, да и замерзают ведь, окаянные. Да и до них топать и топать. С товарами. Которые производятся не на северном побережье. Беда, как говорится, подкралась незаметно.

И стала Россия (тогда Русь) помаленьку, а потом всё быстрее и быстрее отставать в экономическом развитии от Европы, которая вся – на морях. Дабы совсем уж не опуститься, срочно надо было прорубать окна во все стороны. Поплевал нелюбимый мною Петюня на руки, засучил рукава да и занялся этим блаародным делом. Везде, правда, сперва по соплям получал – что от турок, что от шведов, но быстро на ошибках учился и их не повторял.

В итоге таки прорубил форточку на Балтике и малюсенькую отдушину на Азовском море. И если с Балтийским морем всё было более-менее удачно – выдал замуж кого надо за кого надо, да и плавай себе хоть до морской болезни, то вот с южным направлением были проблемы. Азовское-то море само по себе ни к чему. Далеко по нему не уплывёшь. Надо пробиваться в Чёрное море. По которому тоже далеко не уплывёшь. Для серьёзного судоходства нужны проливы, выход в Средиземное море. А там турки. Как вкопанные.

Силёнок воевать на много фронтов не хватало. Но: нормальные герои всегда идут в обход. Отправил Петюня Витуса Беринга пошукать, нельзя ли ещё где поплавать – так, чтоб не мешали. Заодно и открыть чего-нибудь. А то все вон чего-то открывают, неудобно. «Говорят, где-то далеко на северо-востоке есть мифический материк Гамаланд. Сходи, - говорит, - дружище, открой его. Ну, а я уж – тут как тут, награжу тобя за труд – кузнецам дано заданье, орден к завтрему скуют». «Ну вот, начинаются эти царские штучки: сходи туда, не знаю куда, открой то, не знаю что». Но делать нечего: козырнул, каблуками щёлкнул, собрал дорожную котомку и отправился делать великие географические открытия.

В первый раз – в 1728 году – далеко не поплыл: протиснулся между Евразией и Америкой, развернулся – и до дому, до хаты.

В 1741 году на двух уже кораблях – «Св. Петре» и «Св. Павле» – отправился в Америку. По дороге случилась буря, корабли разметало, и после бури они плыли уже поодиночке. Знай себе открывали острова направо-налево. Добрались до Америки, поозирались, и – назад. По дороге – снова буря, беринговский «Св. Пётр» был выброшен на островок. Сидит Беринг, горюет: «Сколь по прихоти царя ни ходил я за моря, не видал паршивей места, откровенно говоря. Ну и остров – прям тоска: сплошь из камня и песка, и доколь хватает глазу, ни речушки, ни леска».

Началась цинга, выкосившая чуть ли не половину команды, включая и самого командора, в честь которого и назвали этот архипелаг. Но удалось худо-бедно подремонтировать разбитый корабль и дотянуть на нём до Камчатки.

Результаты этой экспедиции имели очень серьёзные последствия. Вернувшиеся рассказали о несметных богатствах тех краёв: пушнина там, мол, кишмя кишит – голыми руками можно брать, зверьё непуганое – и лесное, и морское. Это известие как плёткой подхлестнуло зверопромышленников: всего через четыре года на Алеутских островах уже работало 77 промысловых компаний, получавших баснословные прибыли.

Длилась эта лафа несколько десятилетий, пока в 1778 году не принесла туда нелёгкая Джеймса Кука, знаменитого английского мореплавателя. Знаменит он тем, что, сколько ни пытался, так и не смог открыть Антарктиду. Поклялся, что нет таковой в природе, а иначе, мол – тысяча чертей ему в глотку. Но в те времена была эпоха великих географических открытий, и ничего не открыть было не вполне прилично. Поэтому Кук открыл Русскую Америку.

И началась свистопляска святого вита: англосаксы били всё, что двигалось, без разбора – и самцов, и самок, и детенышей. Местные туземцы научились пить огненную воду и из мирных охотников стали превращаться в опасных бандитов. Нужно было срочно что-то с этим делать.

Нашёлся человек, который предложил решение этой проблемы – Григорий Иванович Шелехов. Нужно объединить все промысловые компании в одну Российско-Американскую компанию; никому, кроме местных индейцев (ну, эти не в счёт), не принадлежащие земли восточного побережья Америки от Берингова пролива до Испанской Калифорнии объявить российскими и создать базу военно-морского флота на Гавайских островах.

Сам Шелехов умер, и воплощать его план довелось его другу – Баранову Александру Андреевичу. В Ситхинском заливе он заложил столицу Русской Америки Ново-Архангельск. Строили форты, судоверфи, церкви, школы, больницы, создавали какую-никакую промышленность – в общем, жизнь стала налаживаться. Продвигались вглубь материка, где, опять же, строили форты и т.д. С индейцами умудрялись поддерживать дружеские отношения, торговали.

Прислали военный патрульный корабль. Англосаксы притихли. Англичане вообще ретировались, а американцы стали сотрудничать, довольствуясь подчинённым положением. Дела пошли резко в гору: острова были усыпаны русскими факториями, количество русских кораблей увеличивалось, край богател.

Но, к сожалению, сколько ни настаивал Баранов, власти не соизволили создать на Гавайях военно-морскую базу.

И вот смотрите, что получилось. На запад Россия идти не могла – Европа вся занята. На юг – тоже не получалось: с турками воевали-воевали, да так ничего и не вывоевали. Зато захватили относительно ничейный север Тихого океана. А это – свободный выход в мировой океан. Вот оно – настоящее окно! Теперь Россия могла подниматься на равных с другими европейскими державами.

Само собой разумеется, что никому это было не выгодно – Россия могла стать слишком сильной, а это смерти подобно. Поэтому в 1818 году Баранов был запятнан подозрением в корыстолюбии, снят с должности и отозван из Ново-Архангельска. Вместо него был прислан никчёмный человечишко, который всё – как бы это помягче – прошляпил. Тот единственный военный кораблик, который контролировал ситуацию, был отозван, и англосаксы снова нахлынули, как саранча. И – понеслась душа в рай, а ноги в милицию!

Людишки стали роптать: «Царь-батюшка, совсем житья не стало – бесчинствуют разбойники. Защити, кормилец!» А царь-батюшка в те времена был англофил Алекасандр I. Он объявил своим высочайшим указом, что стомильная полоса вдоль западного побережья Америки принадлежит России. И всё, мол. И никаких гвоздей.

Когда изнемогшие от хохота американцы и, особенно, англичане перевели дыхание, они сказали: «Слышь-ка, дружок, а ну, подь-ка сюды. Не хошь по-хорошему, тогда собирайте манатки – и чтоб духу вашего здесь не было! Только – быстро!» А поскольку подтвердить свои претензии на господство в этом регионе России было нечем, то манатки собрали и убрались восвояси. Царь наш батюшка Александр I в 1825 году с готовностью подписал конвенцию, согласно которой нам оставалась Аляска (ведь к тому времени там пока ещё ничего интересного не нашли), а всю территорию к западу от Скалистых гор отдали англосаксам, которые с востока до этих Скалистых гор ещё даже и не дошли. Отдали безвозмездно. То есть, даром.

Ну, а попозже и Аляску забрали – а чего, действительно, разводить мелихлюндии.

Таким образом, мы оказались отброшены туда, где были до похода Беринга, а в открытых нами морях и землях стали хозяйничать англосаксы. Вообще, мы чуть было не лишились всего Дальнего Востока, но об этом – в другой раз.

А сейчас я просто прошу обратить внимание на то, что, в полном соответствии с законами геополитики, нас постоянно стараются лишить выхода к южным морям. Стараются, естественно, наши геополитические противники – цивилизация Моря. Сушу стараются зажать в центре материка. Для этого Море устанавливает господство в береговой зоне – римланде. Ещё один англосаксонский геополитик, американец адмирал Альфред Мэхэн назвал это «кольцом анаконды». Наша жизненная необходимость – прорвать это кольцо, их – не допустить такого прорыва.

И вот Турция совершает действия, ставящие её на грань войны с Россией. Выход России к тёплым морям через Босфор оказывается под угрозой. Это удар со стороны Моря по Суше.

И теперь нашим западным «партнёрам» очень легко будет с нами разговаривать. Вот станет Путин кобениться – перекроют проливы – и всё, кирдык. То есть, Путину показали, наглядно продемонстрировали, что это – запросто. Никто не думал, что Турция может сбить российский самолёт – нате! Ничего нет невозможного.

А если перекроют пути поставки в Сирию, что тогда делать? Опростоволоситься ещё и с Сирией, как с Новороссией, Путину нельзя – сковырнут. Соответственно, товарищ будет сговорчивей. А если станет сговорчивей, то потребуются уж совсем чудовищные усилия пропаганды, чтобы поддерживать рейтинг. А если рейтинг всё же упадёт, то, опять же, сковырнут. Куда ни кинь – всюду клин.

А если Путина уберут, то страну вмиг разорвут в клочья, народ и мявкнуть не успеет. Возможно, Эрдогану пообещали: пять минут позора, зато потом и Турции от раздела России перепадёт кусочек – Крым, например. Нравится Крым? Ну, тогда сбей самолётик.

Прикрепления:






 
Военный форум » Обо всем по немногу » Новостная лента » ГЕОПОЛИТИКА
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Армия Государства Российского © 2011-2017